Приведённые ниже заметки Айдына Ханмагомедова опубликованы в литературно-художественном альманахе "ТИТ" (редактор Алексей Нагорских) в 2003-2004 гг. 

«ТИТ», Выпуск 21, Пермь, 2003, с. 14

Уважаемые палиндромисты!

Обратите внимание на редкостишье, где всего шесть слов, а в них шестнадцать раз единственная гласная буква:

                                                           Соло голо

                                                           ломового:

                                                           логово

                                                           мололо голос.

Является ли это своеобразным рекордом или нет? Учтите, что я способен на более продолжительное оканье, если пренебрегу художественным уровнем или лапидарностью:

                                                           Кóлок

                                                           совок около полок,

                                                           ох, около полок

                                                           оков осколок.

Могу окать ещё назойливее:

                                                           Вол около коков, оков, колов,

                                                           но около мокко

                                                           молоко он волок в око,

                                                           в око колоколов.

Прошу откликнуться и не скрываю, что мне дороже ара – забава базара, чьё аканье мелодичнее оканья, однако, гораздо скромнее.

                                    С конкурсным приветом Айдын Ханмагомедов

 

 

«ТИТ», Выпуск 23, Пермь, 2003, с. 9

Уважаемые палиндромисты!

Я и в яви ив «я» Вия.

Верно ли считать сие яканье самой лаконичной палиндроминкой в том смысле, что на неё хватило трёх букв? Я сомневаюсь и весь в поиске изюминки с наименьшим количеством азбучных символов. Она предвидится семисложной как минимум и вправе быть с междометием. Рифма и ритм желательны, а заумь не очень, ибо я легко складываю всякую всячину опять же из трёх букв:

                                                                       Араб –

                                                                       арба раба баб,

                                                                       ара –

                                                                       бра бара.

Айдын Ханмагомедов

 

 

«ТИТ», Выпуск 25, Пермь, 2004, с. 23

Уважаемые палиндромисты!

Я инакоокания.

Конечно, вы догадались, что речь о предельно малословных перевёртышах. Пришлите, пожалуйста, сои образцы, в которых не менее семи слогов. Попутно уточню, что в моей миниатюре я – это не только что, но и кто. Лексически мне по нраву не вторая интерпретация, хотя она удобна и угодна просторечью. Признаюсь по-нашенски:

Я инакоокание, но не инакоокания.

Айдын Ханмагомедов

 

 

«ТИТ», Выпуск 26, Пермь, 2004, с. 21

Уважаемые палиндромисты!

Предлагаю конкурс на самый лаконичный рифмопалиндром, являющийся цельным четверостишьем:

Город

имамами

и мамами

дорог.

Этот куплет долго казался наикратчайшим, но впоследствии у меня возникли ещё два коротыша:

Мак

ал богам,

маг

облакам.

В другом примере тоже пять слов, но меньше букв:

Ура

дару,

а

ау радару.

Наконец, я сложил четырёхбуквенные куплеты:

Мак

арапкам,

смак

баракам.

Среди них есть и самый лаконичный рифмопалиндром:

Шиш

аги,

аи,

гашиш.

Надеюсь, что ваше малословие окажется более привлекательным.

Айдын Ханмагомедов (г. Москва)

 

 

«ТИТ», Выпуск 26, Пермь, 2004, с. 33

Уважаемые палиндромисты!

Примите на память мой автошарж:

Ал А. Ханмагомед

как демогам

нахала.

Если сия исповедь вдохновит вас на самокритику, то пришлите едкострочья на очередной конкурс с условным названием «Себябес».

                                                                  Айдын Ханмагомедов (г. Москва)

 

 

«ТИТ», Выпуск 27, Пермь, 2004
АВАЛИАНИАДА

Величие Дмитрия Авалиани в том, что он первым вознёс хлебниковскую планку на новый уровень. Жаль, что моё знакомство с ним ограничилось двумя телефонными беседами, но всё-таки я успел оценить вслух один его шедевров: «Муза, ранясь шилом опыта, ты помолишься на разум».

Теперь в грустных думах о нём рождаются во мне некие перифразы, безусловно, бледные и разве что искренние:

                                                                                  Дмитрию Авиалиани

                                                           Муза, ранься ломом иногения,

                                                           ахая, как я, ахая

                                                           и не гонимо молясь на разум.

Если внести в первоисточник авторские инициалы, кстати, дважды словообразующие, то получается почти эпитафия:

                                                           Муза, ранясь шилом опыта

                                                           Д. А.,

                                                           ты помолишься на разум.

Вспоминается другой Авалиани с палиндроминкой «Ад я лишил яда», что звучит как подсказка:

                                                           Муза, ранясь шилом опыта

                                                           Д. А. или ада,

                                                           ты помолишься на разум.

Увы, слышится Илиада, а чудится Авалианиада.

Айдын Ханмагомедов (г. Москва)

 

 

Читателями и редакцией альманаха «ТИТ» Айдын Ханмагомедов был признан лучшим палиндромистом 2003 г.

© khanmagomedovy

Создать бесплатный сайт с uCoz